Ансамбль “НАДЕЖДА”

image_pdfimage_print

 

Интервью Георгия Симоняна.
АЛЕКСАНДР МУРАЕВ:
Я БЕРУ САМОЕ ЛУЧШЕЕ У ЛЮДЕЙ, КОТОРЫХ Я ОЧЕНЬ УВАЖАЮ.
1
Александр Мураев

1."Прометей"- "Слайды"-"Кострома".
Вы родились в Москве?

Нет, я родился в пятистах километрах от моего нынешнего места жительства, в Брянской области, в поселке городского типа Комаричи. C населением 10 000 человек. Место историческое, в соседних поселках в 17 веке зарождалось крестьянское движение под предводительством Болотникова. До сих пор мне снится моя Родина. Очень красивые там места…
Моя мама была педагогом начальных классов. Хотя, она ушла из жизни в 89 году, до сих пор я получаю тем или иным способом благодарности от ее бывших учеников. Мама, дедушка, бабушка прекрасно пели, а отец здорово играл на гармошке. Наследственность у меня музыкальная. Мама всегда верила, что я буду артистом.

Вы один ребенок в семье?

Нет, у меня еще старшая сестра. На четыре года старше.

В школе учились там же, в поселке?

Да. У нашей школы через пару лет будет юбилей – 105 лет. Преподаватели были великолепные, учили прекрасно. Потом мне это в жизни очень пригодилось. И физика, и математика, и литература. В нашем поселке было огромное хозяйство, пять заводов, еще предприятия. Также в поселке была и музыкальная школа, куда меня и отдали учиться.
Лет в десять я стал бренчать на семиструнной гитаре. А каждым летом в поселок приезжали ребята, которые учились в Москве и других городах. Вот у одного из них я и увидел шестиструнку, и упросил показать, как на ней играть. К концу летнего сезона я стал играть лучше владельца этой гитары. Ну и, как следствие, был создан вокально-инструментальный ансамбль. Было мне тогда лет 14. Это был 1969 год.
Наш ансамбль организовался при местном ДК,в котором была и музыкальная школа. Руководство ДК расщедрилось и пошило нам сценические костюмы. Мы играли на танцах, на прочих мероприятиях. Особой фишкой были композиции из репертуара «Поющих гитар», а также трехголосье. У меня сохранилась электрогитара тех лет, которую я сделал сам, с помощью журнала «Радио».
После окончания школы я поехал в Москву поступать в МГУ. Экзамены сдал неплохо, чему в деканате были весьма удивлены. Такая подготовка в поселковой школе?! Но поступить не получилось,не хватило пол-балла. Но я не стал отчаиваться и прямиком отправился в Тарасовку в Технологический институт бытового обслуживания. Поступил на подготовительное отделение. В этом ВУЗе у меня были друзья и я сразу же оказался в ВИА «Прометей» при институте. С 1972 года по 1978 с небольшим перерывом я пел в этом коллективе.

В каких-то конкурсах участвовали?

Нет. Только работали, деньги зарабатывали. Работали на студенческих вечерах, на институтских мероприятиях, в ресторанах, в интерклубе. В некоторых программах пересекались с известными коллективами, например, с «Араксом».

Из этого коллектива стал кто-то известным?

Я пришел в ансамбль вместо Володи Левашова. Он потом лет 25 проработал с Надеждой Бабкиной одним из солистов. Кличка «Леший» у него была. Был у нас ударник Алексей Соколов. Позже работал в различных филармониях, а потом в качестве звукорежиссера записал несколько альбомов Агузаровой. У Алексея уникальный слух.

А какой был репертуар у «Прометея»?

До моего прихода они исполняли в основном свои произведения. Я начинал петь не только песни прометеевские ,но и все что тогда звучало на пластинках,в кино, иностранные хиты… Очень все любили песни из кинофильма "Романс о влюбленных".

Песни красивые, но требуют определенной энергетики…

Пел в той же тональности. Получалось неплохо.
Хочу сказать о Градском. Уникум, конечно. У него даже не тенор, а альтино. Как он исполнял Звездочета в опере «Золотой петушок»! Я им всегда восхищался.
У меня в планах выпуск диска «Жил-был я». Там будут некоторые песни из репертуара Градского. Также там представлена моя любимая песня «Там в сентябре». Мне очень близок по духу Давид Федорович Тухманов. Практически все его песни великолепны. Очень люблю творчество Давида Федоровича.

А что еще было в репертуаре «Прометея»?

Пели несколько композиций из репертуара группы « Slade». Всегда любил эту группу.

Учились на дневном?

Да, конечно.

Не сложно было с музыкой сочетать?

Нет, тянулся за своими друзьями. Да и подготовка школьная позволяла.

Жили в общаге?

Нет, квартиру снимали.
После третьего курса меня пригласили в группу «Слайды», которой руководил Вадим Зорин. Очень долгие и сложные гастроли были у этого коллектива. Но тут свое слово сказала моя мама. Сказала, что если я брошу институт, то я ей не сын. И я вернулся к учебе.

И куда Вас распределили после окончания?

В родные Комаричи. Месяца три там поработал в мастерской инженером по ремонту бытовой техники, потом договорился и меня отпустили. Группа московских музыкантов пригласила принять участие в программе варьете.Собрались и поехали в Кострому. Гостиница так и называлася «Кострома». Это было начало 78-го года.

Расскажите о группе «Слайды»?

Костяк музыкантов был из Березовска Свердловской области, трубач – из Ялты, пианист и сам Зорин из Москвы. Позже многие из того состава эмигрировали в Германию.

От какой организации работали?

Насколько я помню, от Кемеровской Филармонии.

Что исполняли?

Инструментальные композиции играли, «фирму», «Земля, ветер, огонь», советские хиты того времени, югославскую эстраду…

Вы были солистом?

Да, я пел. Еще раз повторю, что работать в этом коллективе было сложно, так как гастроли шли без перерыва. Столько я больше нигде не ездил. Только позже, когда я попал в «Надежду», я осознал, что очень здорово работать в столичных коллективах,таких как «Надежда», «Самоцветы» и тп. По всему: по бытовым условиям, по материальным.

Итак, Вы работаете в ресторане «Кострома»?

В гостинице «Кострома» многие коллективы останавливались. Там я познакомился с музыкантами «Красных маков» на тот момент –Александром Лосевым и Юрой Веселовым.

Веселов – саксофонист?

Да. К сожаленью, умер в 41 год. После «Красных маков» он работал у Пульвера. Сейчас его сын Миша поет в молодежном составе «Самоцветов» у Юрия Федоровича Маликова.
И вот, в Кострому приезжает Алла Пугачева с ансамблем «Ритм". И я знакомлюсь с гитаристом «Ритма» Талгатом Тохтамышевым. Мы с ним до сих пор очень дружны.

Он казах?

Нет, он по национальности иранец, но из Бухары.
Талгат меня послушал и сказал, что им в коллектив нужен вокалист, и что я, в принципе, подхожу. Он поговорил с Аллой Борисовной, и перед очередным их концертом она меня прослушала.На прослушивании я пел «Жил-был я».
По приезде в Москву встретились с Пугачевой и Болдиным в "Росконцерте" на предмет трудоустройства , но, к моему разочарованию, не получилось, не было вакансий… Пугачева с «Ритмом» должна была уезжать на гастроли за границу и мне нужно было ждать минимум три месяца, а может и больше.
И тут Болдин предложил поработать в ВИА «Надежда». Он очень хорошо знал руководителя ансамбля - Михаила Плоткина

2."Надежда".

База у «Надежды» была в ДК Метростроя, недалеко от Мясницкой улицы (тогда – Кирова).
Плоткин на меня посмотрел, по виду я ему подошел. А на прослушивании сидели: Игорь Иванов, Алексей Белов (потом работал в «Москве», «Парке Горького»)… Послушали "Жил был я", да и взяли.
Тогда как раз Алексей Кондаков в «Самоцветы» уходил. Вот я и подошел...
Это был декабрь 1979-го года.

Ансамбль "Надежда" (1980):
Юра Фомин (в будущем – священник) ставил аппаратуру, Александр Гольдин (живет в Израиле) - труба , Сергей Литвяков – труба Любовь Донских, сверху Надежда Кусакина, Борис Мирмов – тромбон, рабочий. Внизу – Сергей Сатарин, Александр Мураев – оба вокал, Юрий Горьков – бас-гитара, Алексей Белов - гитара

Вообще, в тот момент создавался новый коллектив. Игорь Иванов вернулся из «Поющих сердец» и должен был работать отделение, а мы ему аккомпанировать. В другом отделении работали мы. Часа два с половиной длился концерт "Надежды". Из них минут сорок работал Игорь – песен десять, остальное время работали мы – солисты и группа.
Незадолго до меня в «Надежду» взяли музыканта из Таллинна Валентина Бурштейна. Потрясающий голос.Валя был невысок ростом, но необычайно силен и крепок! Плоткин придумал ему такой ход: Валя выходил, садился за рояль и пел. Они очень дружили с Аркашей Хораловым.
Надо сказать, что тогда в ВИА работали в основном самородки: Александр Лерман, Анатолий Алешин,Игорь Иванов, Серега Дроздов…
Голоса были от природы, такому не научишь.
А были такие певцы, которые и консерваторию окончили. А слушаешь их и - неинтересно. Неинтересно и неузнаваемо.

Может быть человек просто не понимает о чем поет?

Я много занимался классическим пением. И на своем опыте я знаю, что если человек от природы одарен, то его не надо ломать и переучивать!Надо направлять! Имея природные данные, певец может спеть все. Гений педагога в том и состоит, чтобы огранить дар Божий. Возьмите, Марио Ланца. Его не надо учить, это гениальный голос. Он мог петь все: и оперу, и неаполитанские песни, и эстраду.
Я два месяца был причастен к хору в театре Станиславского и Немировича-Данченко. Эти деланные певцы… Берут «до», а толку? Слушать невозможно.
Когда я пришел у нас был очень долгий репетиционный период. С конца 79-го до начала 80-го. Плоткин – человек педантичный, очень любил все выстраивать, выверять.
Кстати, у Плоткина еще два брата. Один – Давид, главный балетмейстер Московского Мюзик-Холла, второй – Лева. Я не знаю чем он занимался…

У Плоткина были большие связи?

Он – уникальный человек! Очень своеобразно - общительный. Кроме того, до создания «Надежды», были «Веселые ребята», «Самоцветы», «Лейся, песня», работа с Эмилем Горовцом.

Плоткин не рассказывал про работу, например, с Горовцом? Уникальный певец, множество записей, но на ТВ вообще не появлялся. Фамилия была неподходящая…

Мне кажется, что пятая графа не была тогда главной. Полно евреев работало на эстраде. Просто какому-то не везло, да и то по иным причинам, а не из-за этой графы... Таких людей было немного... Из мужчин были проблемы у Горовца, у Мулермана. Это сейчас многие в своих воспоминаниях пишут, что их притесняли. Вряд ли.
Это были личные мотивы.

За это время Вы записывались?

Записывались. «Птицу счастья» записали.
Помню, что как-то в комплексе Олимпийской деревни Коля Гнатюк приставал к Плоткину:
- Эту песню Пахмутова написала специально для меня.
Миша ответил ему гениально:
- Александра Николаевна, эту песню написала для кабаков!
Что история и подтвердила!
Мы записали эту песню для «Утренней почты». Позже нашу фонограмму использовал Бисер Киров.

Давайте вспомним, кто на тот момент работал?

Надо сказать, что перед моим появлением из ансамбля ушли, помимо Кондакова, гитаристы Олег Чесноков и Олег Солодухин, вокалист Коля Носков, бас-гитарист …, клавишник Евгений Печонов, солисты Людмила Шабина, Татьяна Рузавина и Сергей Таюшев.
Из прежнего состава остался гитарист Леша Белов, на бас-гитаре стал играть Юрий Горьков. Он изначально не басист, но всегда хотел играть на басу. И потихоньку пошло-поехало. Превратился в очень хорошего бас-гитариста. Потом работал в «Цветах».
В духовую секцию входили: тромбон – Юра Ногин, труба – Дима Мамохин, труба – Сергей Литвяков. На барабанах работал – Дмитрий Серебряков, на клавишах – Валя Бурштейн.
Солистками были Люба Донских и Надя Кусакина. У Любы настоящая фамилия,по –моему была Пенькова, но Плоткин решил, что это не сценическая фамилия и придумал псевдоним – Донских. Надя Кусакина пришла из «Красных маков», а позже вела телепередачу «Шире круг».
Был еще солист – Володя Архипов (позже перешел в «Лейся, песня»). Такой баритональный тембр.

Говорят, что он сейчас работает режиссером в театре?

Вполне возможно,режиссерский факультет он закончил.

Александр Мураев и Ирина Севрюгина

У Плоткина была четкая система. Например, я начинал в вокальной группе. То есть, я стоял сзади и пел все бэки. Репертуар учил весь. Кроме того, наш ансамбль отличался большим количеством дуэтов. И я пел в паре дуэтов. А впереди стояли солисты.
Потом я понемногу продвигался вперед к солистам. Пел больше дуэтов, а потом стал петь сольные песни.

Дуэты это…?

«Люблю тебя», «Горячий снег», «Нежность»…
Кстати, запись песни «Нежность» существует в нескольких вариантах.
Первый вариант, точнее два варианта, записал Леонид Белый, второй вариант – Игорь Иванов. Третий записал я. После Игоря и в концертах пел ее я.

Вы ее в дуэте записали?

Да, из Воронежа приехала очень хорошая солистка Ольга Ларина. С ней записали. Но она была очень крупной, высокой, не сценической. Плоткин был в шоке. Она немного проработала и ушла.
Когда состав стабилизировался, Плоткин стал двигать меня уже как ветерана вперед. Я стал отвечать за вокальную группу.

Репертуар Иванова перешел к Вам?

Плоткин раскидал его песни. «Не уезжай» пел Сатарин, «Нежность» и «Ты сама придумала» - я. Некоторые песни Игоря вообще перестали петь.
Кстати, «Ты сама придумала» записал на пластинку Белый, а на концертах пели ее и Кондаков и Иванов и Архипов, а потом и я.

Скажите, а Леонид Белый работал при Вас?

Нет, мы с ним не пересекались. Я пришел на место Кондакова, а Леша, видимо, был уже после Белого.

Вы с ним не пересекались в дальнейшей жизни?

Нет. А с Алексеем Ивановичем (Кондаковым) мы очень дружны и по сей день!

Что было дальше?

У Плоткина почти всегда была текучка. И вот 80-ом году пришла целая компания из ВИА «Шестеро молодых» - тромбонист Боря Мирмов, трубач Саша Гольдин, саксофонист Виталий Ванчугов, солист Сергей Сатарин, гитарист Юра Рыманов, звукорежиссер Александр Кальянов.Но он их не взял всех,только Борю Мирмова ,Виталика Ванчугова,Сатарина Серегу.
Поработали они несколько месяцев и перешли в «Лейся, песня», забрав с собой Володю Архипова. Но у нас остался пришедший с ними Сергей Сатарин. Какой же у него потрясающий голос! Мягкий, мягкий тенор.

А почему у Плоткина была такая текучка кадров?

Плоткин - человек импульсивный. Да к тому же не музыкант, а администратор. Отсюда и подход. Он больше ориентировался на внешность, нежели на вокальные данные или владение инструментом. Очень часто прислушивался к тому же Воронову. Это был своего рода серый кардинал.

Ансамбль "Надежда":
Алексей Кондаков, Игорь Иванов, Александр Воронов, Михаил Плоткин.

Александр Воронов- это кто?

Александр Дмитриевич – знаменитая личность. Он – конферансье. Когда я пришел, он уже работал. Сейчас он главный администратор театра Станиславского. Тот, который оперный.

Скажите, а Вы застали такого певца – Александра Калугина?

Нет, не знаю такого.

Кузьмина Вы тоже не застали?

Нет.

А Ненастин когда работал?

Он работал до 81-го года. Делал аранжировки. Но его пригласили барабанщиком в военную часть в Чехии, и он уехал. Позже опять вернулся. Кстати, аранжировка «Птицы счастья» это его.
Чуть позже появился клавишник Олег Каледин. Веселый, прыгающий по жизни мальчик. Сколько раз его вытаскивали из сложных ситуаций!

Сергей Ермаков?

Серегу? Застал. Объясню. Вот у нас приблизительно в это же время начинал работать Игорь Браславский. Прекрасный голос, но был за кулисами... Плоткин не выпускал его на сцену. Не знаю почему, мне это было непонятно. А Серегу не выпускали на сцену понятно почему. Все-таки, он не был фронтмэном. Вокруг люди были более подходящие во всех отношениях. А вот Браславский –настоящий солист и фронтмэн! И то были непонятные проблемы! Повторюсь, он крепкий, хороший, блестящий певец, но не креативный что ли. Вот Барыкин – креативный. Услышишь – сразу узнаешь. Или Серега Дроздов. То же самое.
Вообще, у Плоткина была такая манера перетасовывать состав. Проходило какое-то неимоверное количество людей через ансамбль.
Плоткин всегда говорил:
- Вы на моей шее сидите! Вам только бабки получать! А мне свою задницу подставлять!
И это было частично правдой! Многие же были без образования,а это не очень приветствовалось. Да и тарифицироваться на ставки было очень тяжело без образования.
И что интересно, многие всего лишь чуточку коснувшись работы в ансамбле, но везде громко объявляют, что они работали в «Надежде». Был у нас рабочий сцены Виталик. Царствие ему небесное. Смотришь информацию о нем в Интернете, оказывается, был солистом ВИА «Надежда». И сколько таких примеров!
Все играют на прошлом. Прошлое нас держит и поддерживает. И многие на этом спекулируют. Правда, есть и другие примеры.
Возьмем, к примеру, Игоря Иванова. Такого уровня музыкантам не надо дергаться, ловчить и чего-то придумывать. Он был, есть и будет.

АЛЕКСАНДР МУРАЕВ:
Я БЕРУ САМОЕ ЛУЧШЕЕ У ЛЮДЕЙ, КОТОРЫХ Я ОЧЕНЬ УВАЖАЮ.


Ансамбль "Надежда" (1981):
Эти костюмы были пошиты еще к Олимпиаде-80. А потом передавались по наследству.
Слева-направо: Дима Манохин – труба, Марк Генкин – тромбон, Олег Каледин – клавиши, Сергей Антоненко – гитара, Сергей Литвяков – труба, Александр Мураев – вокал, Владимир Смирнов – бас-гитара

Что было дальше?

В 81-ом году у нас произошла очередная смена состава. Уходят Серебряков, Белов, Горьков.
Приходят гитарист Сергей Антоненко, вокалистка Ирина Севрюгина, барабанщик Саша Мирохин, бас-гитарист Миша Гришунов.
Гришунов и Севрюгина позже поженились.
В Росконцерт уходит Игорь Иванов и начинает сольную карьеру.
Возвращаются Рузавина и Таюшев и работают у нас отделение.
Позже вместо барабанщика Мирохина приходит Михаил Поляков из Брянска. Появляется Марк Генкин, он играет на тромбоне, а потом на бас-гитаре (позже работал у Левушкина, у Пульвера, с Тальковым).
К 1982 году состав стабилизировался и у нас пошли очень активные гастроли.

Говорят, что «Надежда» - чемпион по записям на радио?

Очень много записывались. Запомнились «На полюс не пускают слабонервных», «Старт дает Москва» и «Песня про Магнитку». Последняя очень красивая песня, ее взял потом в свой репертуар Лещенко.
Также мы записали фонограмму и бэки для песни «Танцевальный час на солнце», с которой Леонтьев поехал на «Золотой Орфей» в 80-ом году. Замечательная работа! Я, Володя Архипов, Валя Бурштейн, Леша Белов, Юра Горьков записывали вокал. Помню, как Тухманов раздавал листочки с нотами, по которым мы пели. Я тогда впервые увидел и познакомился с Валерой Леонтьевым. Он скромно сидел в уголочке комнаты, где мы записывались.

Вас вознаградили за эту работу?

О чем Вы говорите? Какое вознаграждение? Это было просто счастье.

За радийные записи платили?

Нет.

На переднем плане: Антоненко, Мураев, Севрюгина, Гришунов.
За роялем – Каледин, с трубой Литвяков, с тромбоном – Максимов, справа- Смирнов

Давайте поговорим еще о некоторых персоналиях. Я вижу в списке участников ВИА «Надежда» некоторых участников ансамбля «Добры молодцы»?

Андрей Костюченко, Дима Зотов и Саша Клевицкий влились после участия в фильме «Чародеи». Приходил и Андрюха Кирисов, но Плоткин почему-то его не взял. Довольно тихая компания, особо не выделялась. Костюченко тогда хорошо пел.

В «Добрых молодцах» он был и гитаристом…

Нет, у нас был певцом и иногда стоял за клавишами. Сейчас Андрей работает в возрожденных «Добрых молодцах» с Кирисовым.
Вы знаете, вместе с ребятами из «Добрых молодцев» пришел солист Олег Курятников. В "молодцах" он на сцену не выходил и у нас Плоткин его не выпускал. Пел из-за кулис. Михаил Владимирович считал, что у него не сценический вид. Отличный певец! Он из круга выпускников ГИТИСа, знал эстрадную тусовку!
Примерно в то время пришел на место музыкального руководителя какой-то туркмен. Такой кудрявый типаж, немного потусовался и стало понятно, что нет!!! А тут появляется как раз Александр Клевицкий. Его и берут, как музыкального руководителя и клавишника.
Я к тому времени уже тащил целую кучу обязанностей. Вел вокальную группу, делал некоторые аранжировки. Плоткин это чувствовал и в какой-то момент мы стали с ним общаться очень доверительно (насколько это возможно). Он меня и Клевицкого выделял.
Саша писал песни и ему нужен был определенный статус. Кстати, знаменитую вставку для «Ералаша» - «Девчонки и мальчишки, а также их родители…» написал именно Клевицкий. Сейчас он руководитель оркестра ЦТ имени Силантьева. Мы тесно общались тогда, дружили. А тут я ему написал на «Одноклассниках»:
- Сашка! Привет!
А он не ответил.

По ТВ он периодически мелькает…

Он талантливый, способный. Да, собственно, он всегда к чему–то такому и стремился.

Алексей Ковылин?

Хороший парень, прекрасный музыкант. Его привел Виталик Ненастин. Они вместе работали, то ли у Кола Бельды, то ли у Сенчиной. От нас Ковылин ушел в «Самоцветы» в 84-ом году.

Владимир Степин пришел в 83-ем году?

Да. Очень интересный парень по кличке «Снежок». Хороший, крепкий вокалист. С ним связана одна любопытная история. Вообще, Володя учился во Втором мединституте, но не доучился, музыка увлекла. Когда Вова выпивал, то становился просто космическим. Например, мог съесть стакан из тонкого стекла. Однажды мы переезжали из Братска в Иркутск на поезде. Утром, при подъезде к Иркутску, в купе врывается милиция и проводница показывает на Володю и на меня, что якобы мы ее пытались изнасиловать. Ладно, Вова, но она показывает на меня и говорит, что я был страшно пьян. А я вообще тогда не пил. Я начал немного выпивать только лет в сорок семь. Забрали нас в милицию, стали выяснять. А мы ехали выступать в каком-то правительственном концерте. Позвонили из соответствующих органов и нас отпустили, более того, довезли до места.

А он не помнил, что было ночью?

Нет.
Позже Вова снимался в фильме «Остров погибших кораблей», пел там наряду с Пресняковым, Долиной, Смеяном...
Кстати, Элла Фидельман и Нина Матвеева (тогдашние солистки «Надежды») тоже пели в этом фильме.
Я Володю пригласил в начале 2000-х, когда мы возрождали «Надежду». Но он был довольно нерешителен, ждал, что Плоткин скажет. Да и, наверное, думал, что я на этом очень много заработаю. А я на этом только потерял.

Юрий Зятев?

Он был помощником Плоткина, верный оруженосец. Периодически занимался административными делами.

Виталий Мишин?

Царствие ему небесное….Мы встречались в 2002 году. К тому времени он стал Заслуженным артистом РФ,а начинал у нас рабочим сцены. Рассказывал о себе, что он пел «Ты сама придумала» в концертах.

Бабаев?

Он, кажется, туркмен. Плоткин взял его работать после консерватории на роль музыкального руководителя. Никто ничего не понял. Что он делал? Чем занимался? Все игралось по старым аранжировкам и все его попытки внести что-то новое, например, джазовое, кончались неудачей. На тот момент мы играли в основном аранжировки Виталика Ненастина.

Ненастин же барабанщик?

Да, и очень хороший. И также замечательный аранжировщик.

Что-то не припомню в ВИА барабанщиков, которые являлись аранжировщиками?

Наверное. У Виталика светлые мозги, он очень неординарно мыслил. Он привносил в любую вещь какую-то оригинальную идею.

Сергей Литвяков и Александр Мураев

Квачов?

Володя Квачов был директором. Позже он женился на иностранке и уехал в Америку. Он по профессии музыкант и сейчас в Америке он является великолепным исполнителем на банджо.

Олег Абакумов?

Звукорежиссер. Замечательный человек и профессионал. Мы с ним в шахматы резались.

Кудрявцев?

Алексей Кудрявцев очень много лет работал с Георгиади, с Гвердцители, с дуэтом «Непара». Изначально он бас-гитарист, но перешел в администраторы.

С Евгением Кобылянским не пересекались?

Нет, он работал после меня.

Игорь Иванников?

Он пришел при мне, но на сцену не выходил. Вышел, когда я уже был в «Бим-Боме». Они с Эллой пели дуэтом «Три белых коня». Мы с ним особо никогда не дружили.

Скажите, барабанщик Петр Наумов при Вас не работал?

Нет, но я помню такую фамилию.Возможно он был рабочим сцены. Когда я пришел на барабанах работал Димка Серебряков, потом Виталик Ненастин, за ним Мирохин, за ним Мишка Поляков, за ним Леша Демин (он сейчас живет в Финляндии).

Еще барабанил Андрей Сифоров?

С ним в «Надежде» не пересекались. Пересеклись уже в новое время, когда мы работали в одном концерте с ВР-13. Андрей работал с Игорем Гатауллиным.

В «Надежде» футбол играли?

Нет.

Странно, в «Синей птице» играли, в «Поющих сердцах» играли, в «Самоцветах» играли…

Ну, там болельщики были. Пресняков и другие.
Кстати, с «Самоцветами» мы в шахматы играли.

3."Бим-Бом"-"Надежда"- "Птица счастья".

Как Вы оказались в «Бим-Боме»?

Мы часто работали с ними в одних программах. Валера Левушкин – руководитель «Бим-Бома» меня знал, наблюдал за мной. И пригласил работать. Тогда работал еще первый набор ребят, почти все были из МАИ.

Я хорошо помню то время, так как сам тогда учился в МАИ на факультете двигателей. Вадим Сорокин выпускник факультета самолетостроения, Александр Озеров – АСУ, Александр Калинин – факультета вооружения, Ирина Фокина – экономики…

Да, это был костяк. Плюс Юра Рябов – басист.

Музыканты тоже были из МАИ?

Да.

Фокина была женой Левушкина?

Да, это его первая жена.
Надо сказать, что все, что сейчас мы видим в жанрах музыкального юмора – это все оттуда. Конечно, с поправкой на время.
Мы работали как проклятые. К 10-ти утра на работу. Сначала - два часа пение, потом актерское мастерство до позднего вечера. Этюды, этюды… Да еще Левушкин очень жесткий.
Честно сказать, меня Левушкин пригласил на роль солиста и на новые номера Вадик Сорокин делал свое дело, я свое, мы были совершенно разные и конкурентами быть не могли.

Репетиции в ДК МАИ проходили?

Нет, в церквушке на улице Чехова. Там уже была база.
Позже Левушкин стал приглашать более высококвалифицированных музыкантов. Генкин пришел, с которым мы работали в «Надежде». Пришел пианист Игорь ( забыл фамилию, он мой земляк, из Брянска… Стали играть классические пародии. То есть, не советскую эстраду пародировали. Я не только пел, но и очень много танцевал степ.
Но продлилось это недолго. Кому из музыкантов понравится целый день заниматься акробатикой? И потом у люди стали уходить,состав стал меняться… Больше стало оригинальных- цирковых номеров.

Гастролировали больше, чем в «Надежде»?

Нет, меньше. Хотя, и на гастролях график был такой же: спортзалы, стенки, этюды, акробатика… У Левушкина не забалуешь! Намного тяжелей было, чем в «Надежде». Но в «Бим-Боме» я стал настоящим артистом.

Чем сейчас занимается Левушкин?

Существует театр «Бим-Бом». Совершенно чумовая, трюковая команда. Уровень цирка с суперсложными номерами. Кроме того, он преподает и еще занимается продюссированием классических артистов.

Что было дальше?

Вернулся в «Надежду». Ненадолго.
Тогда в коллективе еще работали Антоненко, Зотов, Фидельман, Матвеева, Браславский, Степин, Каледин… Периодически появлялся Сатарин…
Стали писать и исполнять свои песни. Мне это не нравилось. Песни Александры Николаевны Пахмутовой по сравнению с этими песнями были настолько гениальными, просто суперскими. В какой-то рок ударились…
Потом я решил устроиться в музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко. Но там был просто кошмар! Настоящий гадюшник!

Как потом Ваша жизнь складывалась?

Я серьезно осваивал профессию реставратора и настройщика. Я сделал первый рояль Алексею Горнизову. Знаете такого композитора? Тогда он был совершенно неизвестен, но о многом мечтал. Рояль был совершенно разбитый, но звук отличный. Я его собрал, перекрасил, отделал.

Вот такой момент, связанный с композиторами. Если раньше понятно было, как они получали деньги- авторские и т.д. А как сейчас?

А сейчас живут только за счет продажи песен. Ну кто-то для кино пишет, кто-то на телевидении.

Чем занимались в 90-е?

Да тем же – реставрацией. И плюс с Виталиком Ненастиным что-то записывали в студии.

Литвяков, Мураев, Каледин, Ненастин. Начало 2000-х

И мы с ним решили восстановить «Надежду». Собрали ребят – Серегу Литвякова, Серегу Антоненко и решили возродить проект под названием «Надежда» на волне интереса к жанру ВИА.

Ансамбль "НАДЕЖДА"

Литвяков, кроме того, что играет на трубе, еще и поет?

Да он работает сольно. Даже в Интернете есть его записи.
А Виталик периодически работает с «Поющими сердцами», Антон с «Акварелями».

Расскажите, как получилось, что после определенного времени работы Вам стали вставлять палки в колеса?

Когда мы собрались с ребятами, то позвонили Плоткину. Он дал согласие на нашу работу. Устно. В определенный момент Я предложил некие финансовые условия, но Михаил Владимирович сказал, что не надо, так как он человек обеспеченный.
Процесс был запущен. Гастроли – Украина, Израиль, реклама, фотосессии и т.д. Но когда нас включили в «Хит-парад ВИА» в Олимпийском, то тут такое началось. Не знаю, что с Плоткиным случилось вдруг.
Нас поставили в том концерте самыми первыми. Администраторы очень нервничали перед началом, народу много собралось, жена Лужкова приехала. Это был практически первый опыт концертов возрожденных ВИА-коллективов. Но мы не подкачали, зал завели. Да и песни беспроигрышные…

Вас показали в телеверсии «Хит-парада ВИА», кажется, с двумя песнями – «Птица счастья» и «Ну что тебя так тянет танцевать»?

Да. Я к тому времени пригласил еще двух сильных ребят – гитариста Юру Рыманова и клавишника Сашку Вольского.

Это во время очередного ухода Рыманова из «Любэ»?

Ну да. Они не работали ранее в «Надежде», но музыканты классные.
А в это время за кулисами появился Плоткин и устроил скандал. Всех обещал разогнать…
А я до этого совершил одну ошибку. Чтобы спокойно работать я зарегистрировал брэнд «Надежда» на себя, но как на физическое лицо. А по закону надо было на юридическое. Ввели меня в заблуждение в патентном бюро.
Пошли суды. И тут-то все мои соратники попрятались. Первый я выиграл, остальные – проиграл. Из-за того, что регистрация была на физическое лицо.
Я не стал бороться. Я же понимаю, что «Надежда» - это детище Михаила Владимировича Плоткина.
Сейчас у нас с Плоткиным хорошие отношения. Мы с ним встретились на вечере памяти Владика Андрианова.
Основным его упреком было, что какой я – руководитель «Надежды»? А я везде и всюду говорил, что Плоткин создал «Надежду» и, что именно Михаил Владимирович является ее руководителем. Но для меня было принципиально попробовать возродить такой бренд,как НАДЕЖДА! Поэтому мы и собрались. Мы же готовы были отчислять Плоткину…
Еще он произнес интересную фразу:
- Ты очень многое у меня взял…
- Михал Владимирыч, я беру самое лучшее у людей, которых я очень уважаю.

Но сейчас еще существует коллектив Каледина?

Дело было так. Однажды меня очень серьезно подвел Серега Антоненко, пришлось пригласить на его место Олега Каледина, который долго просился к нам. А когда началась эта буча, то Каледин за моей спиной сговорился с Плоткиным. И тот дал согласие ему на работу под названием «Надежда». Каледин взял все мои фонограммы и стал работать, пригласив Степина, Сашку Андреева. Но потом и там возникли разногласии. Теперь Плоткин о Каледине и слышать не хочет.

А что за молодежь выступает под таким же названием?

Это уж точно не та молодежь, что в 70 -80 е годы по 2,3, 4 концерта в день моталась по всему Союзу.